Горячая линия бесплатной юридической помощи:
Москва и область:
Москва И МО:
+7(499) 110-93-26 (бесплатно)
Санкт-Петербург и область:
СПб и Лен.область:
+7 (812) 317-74-92 (бесплатно)
Регионы (добавочный обязательно):
8 (800) 550-95-86 (бесплатно)

Имеют ли право не пускать в реанимацию

Почему нельзя

Отделение интенсивной терапии по стерильности приравниваются к операционным, здесь не место посторонним людям. Врачам всё время приходится оказывать пациентам помощь — реанимируют, — интубируют, а тут посетители мешаются под ногами,  а бывает что и «советы» дают.

Также, любой посетитель может принести ни чем, ни вредную для него самого микрофлору, которая, к сожалению, может быть смертельно опасной для человека  находившегося здесь с открытыми ранами после операции.

В реанимации находятся только крайне тяжелые пациенты, и любой вирус или бактерии принесённые извне могут только усугубить и без того тяжёлое состояние больного. Ещё одним поводом соблюдения режима в данном отделении, и ответом, почему нельзя, может служить то, что, бывает, так что сам больной оказывается носителем тяжёлой инфекции, и, тогда его посещение для родственников чревато неприятными последствиями.

Как попадают в реанимацию?

В реанимационное отделение:

  • Больных переводят в случае резкого ухудшения их общего состояния, возникновения реальной угрозы жизни.
  • Можно попасть сразу из приемного покоя, при неудовлетворительном состоянии и потребности в квалифицированной неотложной помощи.
  • Поступают представители всех рас и национальностей, независимо от пола, возраста и вероисповедания. Объединяет их одно – тяжесть состояния.
  • Стараются не пускать любого постороннего человека.

Посторонним, в данном случае, считаются все кроме пациентов и медицинского персонала. Ведь для эффективной работы и оказания помощи никто посторонний и не нужен, или нет? Происходят ли какие-то изменения к лучшему после посещения родными? Динамика, как правило, только ухудшается и этому есть свое объяснение.

Реакция родственников при посещении непредсказуема

Многие врачи отмечают так же, что близкие люди человека находившегося в тяжёлом состоянии после перенесённой операции при посещении не могут справиться с нахлынувшими эмоциями и, как правило, ведут себя не совсем адекватно.

Был случай, когда человеку, перенесшему сложнейшую операцию после автомобильной катастрофы, понадобилась интубация трахеи. Ему ввели трубку в гортань, для искусственной вентиляции лёгких. Когда врачи пустили в палату посетителя, тому показалось, что трубка ИВЛ  размещённая в гортани, мешает его дорогому и близкому человеку дышать, и он попытался «облегчить» последнему  страдания, путём выдёргивания из гортанитрубки искусственной вентиляции лёгких.

В редких случаях реаниматологи делают исключения и пропускают к больному одного из близких родственников. Но, увидев своего родного человека всего обвешанного трубками, да с ИВЛ в гортани, зачастую, не выдержав такого зрелища, они падают в обморок.

Имеют ли право не пускать в реанимацию

Посетителей после увиденного, приходится в спешном порядке откачивать тем же врачам, а в иных случаях даже укладывать на соседнюю кровать.  И у них на это, уж поверьте, нет времени, каждая медсестра в реанимационном отделении перерабатывает.

Чем может закончиться посещение интенсивной терапии?

Пациент, оказавшийся в реанимации:

  1. Лежит в общей палате, со многими другими.
  2. «Нашпигован» трубками, которые помогают ему дышать или отводят жидкость из брюшины и легких.
  3. Зачастую живет только за счет подключенных к нему аппаратов.
  4. Представляет собой печальное зрелище.
  5. Обладает сниженным иммунитетом.
Узнайте к чему:  После получения свидетельства о праве на наследство

А теперь представьте, пришли «сердобольные родственники»:

  1. Принесли инфекцию снаружи.
  2. Задели какое-то оборудование.
  3. В порыве истерики вырвали зонд или катетер.
  4. Ужаснулись внешнему виду больного и решили, что конец уже близок.
  5. Помешали работе реанимационной бригады, которая из-за столпотворения не успела оказать помощь пациенту на соседней койке.

Конечно же, это лишь страхи врачей и местами они серьезно преувеличены. Вот только фобии на пустом месте не формируются, все перечисленное где-то и когда-то уже происходило, повторения не хочет никто.

Лишь бы выжить

В отделении интенсивной терапии пациенты лежат в одном помещении, без различия по половому признаку. С них обычно снимается одежда, это обусловлено тем, что врачам в борьбе за жизнь больного не пришлось ещё бороться с замками и пуговицами на одежде, а ведь многие из посетителей принимают это за издевательство или халатное отношение.

Чаще всего больные попадают в реанимационное отделение в неприглядном виде, и поверьте, здесь нет до того никому никакого дела, тут главное выжить. А вот для психики среднего посетителя, это становится ужасом, родственники просто не готовы к восприятию того что увидят.

После проведения операции, когда человек находится в тяжёлом состоянии, ему может быть установлен дренаж, трубки которого ужасающе торчат из живота. А прибавьте к этому катетер в мочевом пузыре, желудочный зонд, интубационная трубка в гортани, зачастую открытые послеоперационные раны.

Может ли законная жена навестить мужа в реанимации?

Институт гражданского брака в нашей стране практически не развит. Чисто теоретически, гражданским должен называться именно тот брак, что регистрируется после похода в ЗАГС, в противовес церковному бракосочетанию. У нас же подобным понятием называют банальное сожительство.

Если молодые люди на протяжении длительного времени живут вместе, никаких дополнительных прав гражданской жене это не дает. Конечно же, в случае раздела имущества или любого другого конфликта, если получится доказать факт совместного ведения хозяйства, можно претендовать на свою долю. Но это только через суд, на основании его решений, а не по какому-то другому праву.

Гражданскую жену могут не пустить в реанимацию или даже обычное отделение больницы, ей не будут предоставлять личную информацию гражданского супруга. Но в любой сфере можно оформить доверенность, включить человека в список доверенных лиц или выполнить другую манипуляцию, которая серьезно расширит возможности близкого человека, отношения с которым не узаконены.

Наличие в паспорте штампа дает супруге законное право посетить мужа в реанимации. Но решение о допуске все равно будет принимать главврач, имеющий право отказать:

  • Из-за тяжести состояния больного.
  • Чтобы защитить пациента от воздействия инфекции.
  • В связи с возможным нарушением санитарных условий в отделении.
  • Из соображений безопасности пациента.
  • Для сохранения положительной динамики.

Визитеры может немного и успокоятся, увидев, что близкий человек еще живой и борется за жизнь. А вот для пациента это гарантированно будет стресс, который усложнит и так совсем непростую борьбу.

Информация о том, имеет ли право жена пройти в реанимацию, не всегда применима. Речь, как правило, идет на дни или даже часы, а добиваться судебного постановления или пугать заведующего полицией – совершенно бессмысленно. Лучше выслушать рекомендации и пойти на мировую.

Узнайте к чему:  Как не отрабатывать две недели

В этом видеорепортаже Александр Никонов расскажет, как работает реанимация в Воронеже и имеют ли они право пускать жен пациентов:

  • У него признаки инфекционного заболевания или он недавно контактировал с таким больным.
  • Он находится в состоянии опьянения.
  • Он упорно вмешивается в работу медперсонала
  • Нарушает спокойствие и приватность других пациентов (заговаривает против их желания, рассматривает итд)
  • Он нарушает процесс терапии (например, медицинской аппаратуры)
  • Не пустят к ребенку, если его родители не дали на это разрешения (устного).
  • Попросят временно выйти во время оказания срочных реанимационных действий
  • Не пустят, если в палате около этого пациента уже находятся двое – за исключением особых случаев (например, при проведении обряда крещения или маслособорования).

Не до свиданий

Имеют ли право не пускать в реанимацию

Прося врача реанимации о свидании со своим близким человеком, следует подумать не только о себе, а ещё о тех людях, которые разделяют с вашим родственником это помещение. Ведь ни ему, ни его близким не понравится, что его увидят в таком неприглядном виде совершенно посторонние люди.

К тому же, стоит поверить врачам и понять, что, отделение интенсивной терапии не место для свиданий. Здесь борются за жизнь больного до тех пор, пока остаётся хоть малейшая надежда на выживание. И будет лучше, если посетители не будут отвлекать ни медперсонал, ни пациента после каких либо осложнений, от этой тяжелейшей и важной борьбы за жизнь своими бесконечными вопросами.

Почему то близким, кажется, что человеку послеоперации, или по другой причине попавшему в отделение реанимации, срочно нужно поговорить или попросить что- либо у родных. Да не хочет он ничего, в силу своего тяжёлого состояния.

Ведь если пациента доставили в отделение интенсивной терапии, то он, скорее всего в коматозном состоянии, или подключен к специализированной аппаратуре, а из-за трубки в гортани он не может разговаривать.

Как только состояние больного улучшится, его переведут из реанимационного отделения в обычную палату. Вот тогда и настанет время для свиданий, и можно будет поблагодарить медиков за то, что, они в  этой борьбе одержали победу.

К сожалению, бывают случаи, что больному уже невозможно помочь, ему осталось жить практически считанные минуты, например, когда у человека онкологическое заболевание, или почечная недостаточность. В таких случаях больных в реанимационных отделениях не держат, стараются, чтобы человек ушёл из этой жизни спокойно, в стенах родного дома.

Имеют ли право не пускать в реанимацию

Лучше всего придерживаться мнения, что если человек помещён в отделения интенсивной терапии, то, ему срочно и неотложно нужна высококвалифицированная помощь, без которой он может просто не выжить. Здесь врачи будут бороться за его жизнь до конца, и не всегда присутствие родственников может помочь пациенту, а наоборот, только навредить ему.

Возможность посещения стабильных пациентов

Само слово реанимация означает «оживление организма», повторное возрождение. В момент, когда человек находится в тяжёлом состоянии послеоперации или после аварии, допуска посетителей к нему не будет. Здесь не имеется в виду, когда, некоторые больные после операции направляются в реанимационное отделение для того чтобы отойти от наркоза.

К маленьким пациентам, у которых восстановлены жизненно важные функции организма, но они всё ещё находятся на аппарате искусственной вентиляции лёгких, так же, не пропускают каких-либо посетителей.  Зачастую, матери или другие родственники просто не понимают всей важности вставленной в гортань ребенка трубки ИВЛ, некоторые из них даже пытаются вовсе вытащить ее, из-за боязни повредить гортань, или потому что им кажется, что ребёнок хочет, что то сказать, при этом, не советуясь с реаниматологами.

Узнайте к чему:  Куда сдавать права после решения суда? Лишение права управления транспортными средствами

Однако, если маленький ребенок, находящийся в реанимации все — таки пришел в стабильное состояние и находится в сознании, дабы улучшить общий эмоциональный фон ребенка к нему разрешается короткое посещение матери.

В любом случае, какой бы возрастной группы и тяжести не был больной, в его палате не стоит своевольничать, так как зачастую родственники сами же по незнанию наносят ощутимый вред своему родному человеку.

На столичном уровне – ситуация такая же. Проходят совещания, на которых разъясняют главврачам права и обязанности родственников больных. В Киеве около 30 больниц с отделением интенсивной терапии. Ежегодно в стационары «по скорой» (не в плановом порядке) поступают 330 тыс. больных.

По крайней мере, 20% из них требуется пребывание в реанимации.  Кстати, тут «подзавис» проект разделить больницы на те, где будет проводиться плановое лечение, а 7-9 выделить исключительно для интенсивной терапии.

Кроме Больницы скорой медпомощи, речь шла о давно известных среди пациентов больницах с наиболее современной аппаратурой –  №1 (на Харьковском шоссе), №8 (в народе – Центр на Кондратюка), больница №12, где уже 5 лет длится реконструкция (именно здесь есть опыт массового поступления больных для интенсивного лечения).

Детские больницы интенсивного лечения: №1 (на Богатырской), №2 – на Левом берегу (ул Алишера Навои). Если бы такое разделение уже существовало, централизованно отрегулировать допуск родственников в реанимационные палаты было бы проще. Сейчас же на местах возникают вопросы.

Собственно, медиков, которые изначально поддержали идею открытости, было не так много. Одни искренне верят, что посетители, даже в халате и бахилах, – это источник инфекций. Хотя во всем цивилизованном мире, кроме постсоветских стран, членов семьи пускают в реанимацию, и никаких особых проблем не наблюдается.

Других смущает практическая сторона вопроса: наши реанимации отнюдь не одноместные. Если к 4-6 пациентам придут по два посетителя (именно столько разрешено пускать одновременно по новому положению, а находиться постоянно рядом с больным можно одному человеку), их надо где-то разместить и хорошо бы  выделить по табурету (на реанимационные кровати не всегда можно присесть).

С точки зрения закона

Отделения реанимации относится к классу повышенной чистоты, и администрация больницы, ссылаясь на гигиенические нормы, не хочет пускать посторонних людей в отделение интенсивной терапии, ссылаясь именно на это.

Но нет закона, который бы прямо запрещал посещение больного в отделении реанимации. Добиться допуска в отделение можно, нужно только написать соответствующее заявление на имя главного врача. Впоследствии, посетителю будет предложено сдать некоторые анализы и возможно предоставить флюорографические снимки, всё это на усмотрение больницы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector